Петербургский метрополитен приглашает Вас сойти с ума. Жетоны Вы можете приобрести в кассе метрополитена.

Совеременную версию «Преступления и Наказания» надобно снимать в Петербургском метро. Более чудовищного пространства со времен Петербурга Достоевского с  его Коломной и сводящими с ума дворами-колодцами не появилось и не появится. Ибо надо было сильно постараться, чтобы создать из подземных дворцов такое царство Аида.

Ни для кого не секрет, что в С-Петербурге метро прокладывалось на максимальной глубине из-за большого скопления подземных вод. Ни в одном другом метро мира не знают, что такое «плывуны» и «наплывы». Ни один другой эксклатор на всем земном шаре не идет ТАК долго (до 4 минут, за которые можно сойти с ума). Ни в одном метро мира не случается столько случаев суицида на квадратный метр площади, что обусловлено весьма физиологичными причинами: давление отличается от наружного, замкнутое пространство с близостью грунтовых вод, проводящих различные вибрации и шумы города, толпы народа, на которые не рассчитывали пассажировместимость станций при строительстве, двойные хлопушки дверей концевых  станций, и…вот он, неминуемый звонок психиатру.

Спускаться под землю во многих религиях мира – вообще противоестественно, и это заложено на генетическом уровне с памятью предков. Люди, находящиеся под землей длительное время (более часа в день), автоматически получают категорию вредности по классификации ОКАТО. Все жители города С-Петербурга, пользующиеся метро, могли бы претендовать на улучшенный социальный пакет. Или даже социальную коробку, не говоря уже о социальной корзине.

Для того чтобы усугубить все эти пагубные явления жизни среднестатистического петербуржца, администрация города полгода назад решила усовершенствовать систему навигации в метро. И сделала все, чтобы запутать и без того страдающего приступами клаустрофобии человека. Ключевые изменения коснулись

А) наименования линий метро

Б) визуализации направлений движения и ориентации в пространстве

Сочетания изменений, коснувшихся пунктов (а) вкупе с (б) заставляют меня, например, тихо сползать по стенке каждый раз, когда приходится изменить маршрут в не привычную для меня сторону. Вот несколько вещей, поражающих меня в самое сердце:

1)     Во-первых, названия линий. Это издевательство над всеми мужчинами города! И дело не только в цветобоязни и проявлении гена дальтонизма исключительно у лиц мужского пола, но и потому, что для них, как известно, существует набор-минимум для обозначений цветовой гаммы. «Персик» для мужчины – это фрукт. Малиновый – прилагательное. А спросите мужчину, что такое ультрамарин? Так вот линии петербургского метро назвали…цифрами. Нормальный человек, разумеется, соотнести цифру линии с  той или иной станцией навскидку не сможет, поэтому ему приходится ориентироваться по цвету линии. Приведу пример ответов на простой вопрос «На какой линии находится станция метро А»: «Лиловая», «Фиолетовая», «Малиновая», «Темно-синяя», — было ей ответом. (Последний ответ был от мужчины). А оранжевая или рыжая? Или, может, это темно-желтая? Светло-персиковая? Такой, позеленевший от злости, обезумевший от ярости персик…который гоняется по метро за собственным цветом.

2)     Во-вторых, пафосно показываемые на бумаге, но в реальности не существующие станции. Господа, ну какая Бухарестская? Ну что за Международная? Давайте, что ли, приблизительный год запуска ставить рядом, чтобы не вводить путешествующих в заблуждение!

3)     В-третьих, система «брендинга» (хочется сплюнуть через левое плечо – тьфу-тьфу-тьфу – вдруг исчезнет, нечисть?!). Все метро обтянуто какой-то изолентой (помните, такая густая темно-синяя лента, как в Советском Союзе), которая призвана обозначать, что вы перешли на иную линию. Например, приезжаете вы на станцию метро Невский проспект, а там, поверх исконно-бордовой мозаичной облицовки стен во всю ширину наклеена оранжевая (рыжая?) полоса с названием станции. Ощущение такое, что это вечно продолжающийся капремонт, а строители забыли убрать отходный материал и снять упаковку. Вся станция в изоленте. Мастера-брендологи налепили до кучи массу указателей «в цвет», и теперь каждый раз приезжая на станцию, ты в ужасе ждешь, какой цвет напрыгнет на тебя первым.

4)     Не могу не отметить фантасмагоричность навигации для иностранцев. Трудности перевода… Среднестатистический экспат, увидев надписи типа «Way out» или «Keep to the right», просто сбежит из этого военизированного заведения как можно скорее. Я уже не говорю о непоследовательностии перевода: «Square” “Ploschad” ( оглянитесь в районе ст м «Сенная площадь»).

5)     Мне страшно представить, как иностранец может понять, почему вдруг на станции «Невский проспект» один указатель показывает «Купчино», а другой «Парнас»… Этого ДАЖЕ Я, коренной житель города, не понимаю ни с первого, ни со второго раза. Купчино – крайний юг. Парнас – крайний север. Невский – посередине. Скорее всего, брендологи имели в виду, что, садясь в поезд с этой станции, вы начинаете приближаться к Купчино или Парнасу. Затейливо так. С первого раза точно не прокатит.

6)     При попытке узнать информацию на, казалось бы, специально для этого предназначенной стойке информации, на тебя нападает зрачок Большого Брата, который вмонтирован прямо в карту метро посередине каждой станции. Не знаю, как иностранцы, а мне как-то нехорошо становится оттого, что кто-то оттуда внимательно следит за моими попытками разобраться в карте метрополитена, и я поспешно отхожу. Возможно, этот «глаз» играет роль чучела и отпугивает особо настырных клиентов. Не хватает еще навесить на стойку информации кастрюлю и старую рубашку для большей достоверности. Может быть, это, наоборот, не глаз, а ухо, имитирующее будку для исповеди, как в католических храмах… И ты можешь подойти поближе и поведать участливому Уху свои горести обретения правды в петербургском метро. Не знаю, не пробовала – страшно.

7)     Ну и, наконец, подземные переходы с одной станции на другую. Тройные пересадочные  станции в петербургском метро появились около 2 лет назад и тут же были введены в эксплуатацию, видимо, без предварительного тестирования на клинически здоровых людях. Я не понимаю, почему на некоторых станциях движение организовано справа налево? Для заезжих англичан и австралийцев, что ли? Так они успеют сойти с ума еще до того, как попадут на тройную станцию с пересадкой. Почему при переходе с одной на другую ты узнаешь о том, что переход закрыт, только дойдя до его конца (пример – ищите «Спасскую»)? Почему нельзя воспользоваться карточкой проезда два раза подряд (для себя и для друга)? Какой смысл писать на станции, у которой два выхода, название одной и той же улицы на обоих без указания дополнительных ориентиров?

И еще. Вопрос, волнующий меня уже много месяцев. Кто и с какой целью покупает в петербургском метро «памятные жетоны», вмонтированные в открытку? И о чем должны напоминать такие жетоны?

Я бы лично выдавала их бесплатно. Как медали — за проявленную отвагу и находчивость. На добрую память.

Специально для old.skolkovo-times.ru

1 комментарий

Posts Carousel

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отменить ответ

1 Комментарий

Последние записи